Балансовая принадлежность электрических сетей

Правовое регулирование деятельности владельцев объектов электросетевого хозяйства, не относящихся к профессиональным сетевым организациям

В рамках реализации плана по реформированию электроэнергетики на смену вертикально-интегрированным компаниям пришли новые субъекты, осуществляющие различные виды деятельности в области электроэнергетики: генерирующие, сбытовые и сетевые компании. КонсультантПлюс БЕСПЛАТНО на 3 дня Получить доступ Каждому виду деятельности в области электроэнергетики соответствует свой тип профессионального участника рынка. Так, деятельность по оказанию услуг по передаче электрической энергии осуществляется профессиональными участниками рынка — сетевыми организациями. Однако помимо сетевых организаций — профессиональных участников рынка — услуги по передаче электрической энергии зачастую оказывают организации, которые в силу технологических особенностей или исторической данности имеют присоединенных к своим сетям потребителей электрической энергии (субабонентов) и, как правило, вынуждены осуществлять передачу им электрической энергии наряду со своей основной предпринимательской деятельностью. В процессе развития законодательства и судебной практики в области электроэнергетики возник ряд вопросов: подпадают ли данные субъекты под понятие «сетевые организации», обязательно ли для них оказание услуг по передаче электрической энергии и технологическому присоединению, какие нормы о сетевых организациях можно распространить на данных владельцев, а какие относятся только к сетевым организациям как профессиональным участникам рынка? С принятием 26 марта 2003 г. Федерального закона N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее — Закон «Об электроэнергетике») и последующего пакета постановлений Правительства РФ, регулирующих розничный рынок электроэнергии, получили нормативно-правовое закрепление такие виды деятельности, как деятельность по купле-продаже электрической энергии и деятельность по оказанию услуг по ее передаче. «Отношения, включаемые в предмет договора энергоснабжения, — пишет С.А. Свирков, — в соответствии с новым законодательством регулируются посредством нескольких договоров: договора купли-продажи (поставки) электроэнергии на розничном рынке; договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям; договора об оказании услуг по передаче электроэнергии» . ——————————— Собрание законодательства РФ. 2003. N 13. Ст. 1177. Свирков С.А. Договорные обязательства в электроэнергетике. М.: Статут, 2006. С. 29. Благодаря применению различных видов договоров в электроэнергетике отношения между абонентами и субабонентами получили адекватное правовое регулирование в виде отдельного договора оказания услуг по передаче электрической энергии. Хотя закон не запрещает и потребителю осуществлять продажу приобретенной им электроэнергии присоединенным к его сетям субабонентам (в такой ситуации он будет выступать в роли энергосбытовой компании), в этом нет ни для потребителя, ни для субабонента какого-либо экономического смысла. Потребитель в любом случае не сможет предложить своему субабоненту цену на электрическую энергию ниже цены гарантирующего поставщика, у которого субабонент может напрямую покупать электрическую энергию. Но вот чего субабонент не может обеспечить самостоятельно, так это передачу электрической энергии через опосредованное присоединение потребителя. Таким образом, следует согласиться с Ю.Ю. Захаровым в том, что «проблема взаимоотношений с субабонентами лежит не в плоскости операций по купле-продаже электроэнергии, а в отношениях по ее передаче по сетям» . ——————————— Захаров Ю.Ю. Правовые проблемы энергоснабжения субабонентов // Хозяйство и право. 2007. N 2. С. 66. При определении статуса организаций, имеющих присоединенных к своим сетям потребителей электрической энергии или владеющих объектами электросетевого хозяйства в новом конкурентном розничном рынке электрической энергии, законодатель использует понятие «иной владелец объектов электросетевого хозяйства», предусматривая определенные отличия в правовом регулировании деятельности таких субъектов от деятельности профессиональных сетевых организаций. По общему правилу в соответствии с абзацем первым пункта 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 N 861 , собственники или иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это плату. Аналогичная норма закреплена в абзаце третьем пункта 4 статьи 26 Закона «Об электроэнергетике». ——————————— Собрание законодательства РФ. 2004. N 52 (часть 2). Ст. 5525. Таким образом, в случае если владелец объектов электросетевого хозяйства на основании заключенного им договора о технологическом присоединении осуществил присоединение потребителя, но не намерен заключать договор оказания услуг по передаче, он просто обеспечивает беспрепятственный переток электрической энергии по принадлежащим ему электрическим сетям, не вступая в соответствующие договорные отношения, но и не взимая плату за передачу. Следовательно, общим правилом для организаций, владеющих объектами электросетевого хозяйства, является то, что они не оказывают на договорных основаниях услуги по передаче электрической энергии. Это обстоятельство подчеркивает статус рассматриваемых владельцев как не относящихся к профессиональным участникам рынка услуг по передаче. Данная норма вызывает обоснованную критику ряда специалистов. «Во-первых, — отмечает С.А. Свирков, — не требует доказательства законность осуществления присоединения, во-вторых, названные правила не содержат критериев установления технической возможности подобного бесплатного «перетока» электроэнергии» . ——————————— Свирков С.А. Передача электрической энергии через опосредованное присоединение // Хозяйство и право. 2008. N 1. С. 90. Однако с учетом приведенной критики положения пункта 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг все же следует признать обоснованными, поскольку имеется указание на то, что обязанность обеспечить беспрепятственный переток электрической энергии у потребителя возникает только в отношении лиц, технологически присоединенных к его сетям. Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел заявление ЗАО «Центр малого бизнеса «Гидравлика» о признании недействующим первого абзаца пункта 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг. Отказывая в удовлетворении заявления, суд указывает: с учетом системной связи с пунктами 4, 5 Правил под потребителем следует понимать лиц, технологически присоединенных в установленном порядке к электрической сети (в том числе опосредованно). Ограничения для собственников объектов электросетевого хозяйства, не оказывающих услуг по передаче электрической энергии, установлены пунктом 4 статьи 26 Закона «Об электроэнергетике» в целях защиты прав и законных интересов других лиц. Каких-либо иных ограничений, кроме установленных названным Законом, оспариваемая норма не содержит . ——————————— Решение Верховного Суда Российской Федерации от 24.07.2008 N ГКПИ08-1221. Следует согласиться с таким подходом. Лицо, намеревающееся отстаивать свое право на «беспрепятственный переток», должно доказать, что им было надлежащим образом и на законных основаниях осуществлено технологическое присоединение к сетям потребителя. Поскольку рассматриваемые владельцы объектов электроэнергетики (электросетевого хозяйства) не являются профессиональными участниками рынка по передаче электрической энергии (их сфера деятельности, как правило, относится к иным областям предпринимательства), развитие существующей сетевой инфраструктуры, создание условий для присоединения новых потребителей не входят в их компетенцию. Учитывая это обстоятельство, законодатель по-разному формулирует условия, на которых производится технологическое присоединение к сетям сетевой организации и к сетям иных владельцев объектов электросетевого хозяйства. Согласно пункту 1 статьи 26 Закона «Об электроэнергетике» технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным. В соответствии же с пунктом 4 статьи 26 Закона «Об электроэнергетике» владелец энергопринимающего устройства или объекта электроэнергетики, ранее технологически присоединенных в надлежащем порядке, по согласованию с сетевой организацией вправе присоединить к своим сетям иного владельца объекта электроэнергетики (иного потребителя) при условии соблюдения выданных ранее технических условий. Таким образом, очевидно, что, в отличие от сетевой организации, для которой договоры технологического присоединения являются публичными, на владельца объектов электросетевого хозяйства не распространяется обязанность технологического присоединения энергопринимающих устройств к своим электрическим сетям. Такое технологическое присоединение для иного владельца объектов электросетевого хозяйства является правом, а не обязанностью. Однако, как показывает практика, судами не принимаются во внимание и не учитываются данные положения законодательства. Анализируемым правоотношениям дается принципиально иная оценка. Арбитражный суд Воронежской области удовлетворил требование ООО «Автолитмаш» к ОАО «Воронежпресс» о понуждении к заключению договора технологического присоединения принадлежащего ООО «Автолитмаш» оборудования к электрическим сетям ОАО «Воронежпресс». При этом технические условия были выданы не ОАО «Воронежпресс», а ОАО «Воронежэнерго», то есть третьим лицом. Апелляционной и кассационной инстанциями данное решение оставлено в силе. В Постановлении кассационной инстанции указано, что в соответствии с частью 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, законом или добровольно принятым обязательством. К таким случаям в силу статьи 426 ГК РФ отнесено заключение публичного договора. Отказ коммерческой организации от заключения подобного договора при наличии возможности предоставления потребителю товара, работы или услуги не допускается (часть 3 статьи 426 ГК РФ). Согласно части 1 статьи 26 Закона «Об электроэнергетике» любые юридические лица имеют право на технологическое присоединение своих энергопринимающих устройств (энергетических установок) к электрическим сетям при наличии технической возможности для этого и соблюдении ими установленных правил присоединения. Отказ в технологическом присоединении при выполнении такими лицами указанных условий не допускается. Из материалов дела усматривается, что 07.10.2003 ОАО «Воронежэнерго» выдало технические условия на энергоснабжение ООО «Автолитмаш», которые выполнены, и энергопринимающее технологическое оборудование истца соответствует предъявляемым требованиям, что не оспаривается ответчиком и подтверждается третьим лицом. В силу изложенных обстоятельств судом области сделан правомерный вывод об обоснованности требований истца о понуждении ОАО «Воронежпресс» к заключению спорного договора . ——————————— Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 03.03.2005 по делу N А14-10028-2004/353/12. По иску ООО «Олимп» (далее — потребитель) к ООО «Ниткан-Покровск» (далее — общество) о понуждении к заключению договора передачи электроэнергии на принадлежащую потребителю часть нежилого здания арбитражный суд, удовлетворяя требование истца, указывает следующее. Судебные инстанции пришли к выводу, что общество для потребителя является сетевой организацией. В соответствии с разделом IX Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электроэнергии и оказания этих услуг сетевая организация обязана заключить с потребителем договор на передачу электроэнергии. С учетом данных положений Правил судебные инстанции пришли к правомерному выводу о том, что договор передачи электроэнергии является публичным договором на оказание услуг. Необоснованное уклонение или отказ сетевой организации от заключения договора могут быть обжалованы потребителем услуг в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации . ——————————— Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09.09.2008 по делу N А57-6503/07-21. Неверной в приведенных решениях, по мнению автора, является квалификация соответствующих владельцев объектов электросетевого хозяйства в качестве сетевых организаций. Это влечет за собой ошибочный вывод о признании заключаемых ими договоров технологического присоединения и оказания услуг по передаче электрической энергии публичными. В первом приведенном деле суд ссылается не на пункт 4 статьи 26 Закона «Об электроэнергетике», устанавливающий порядок технологического присоединения к сетям иных владельцев объектов электросетевого хозяйства, а на пункт 1 указанной статьи, который регулирует заключение данного договора с сетевыми организациями. Во втором деле суд использует особую квалификацию: он признает владельца объекта электросетевого хозяйства сетевой организацией не как таковой, а для отдельно взятого потребителя. Представляется, что такой подход противоречит законодательству об электроэнергетике и не учитывает особенности регулирования деятельности иных владельцев объектов электросетевого хозяйства. Отчасти следует согласиться с С.А. Свирковым и Ю.Ю. Захаровым, которые полагают, что причина подобной судебной практики объясняется некорректным определением понятия сетевой организации, данным в законодательстве. В соответствии с Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг (в редакции Постановления Правительства РФ от 31.08.2006 N 530 ) сетевые организации определены как организации, владеющие на праве собственности или на ином установленном федеральными законами основании объектами электросетевого хозяйства, с использованием которых такие организации оказывают услуги по передаче электрической энергии, а также осуществляют в установленном порядке технологическое присоединение энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям. ——————————— Собрание законодательства РФ. 2006. N 37. Ст. 3876. Поскольку иные владельцы объектов электросетевого хозяйства вправе и осуществлять технологические присоединения, и оказывать услуги по передаче электроэнергии, формально они подпадают под понятие «сетевая организация». Однако ни наличие, ни фактическая реализация данных прав не должны приводить к заключению о соответствии данных субъектов понятию «сетевая организация» и распространению на них правил о публичности, присущей профессиональным сетевым организациям. Ранее понятие сетевой организации включало в себя такой признак, как осуществление соответствующих видов деятельности в качестве основных. «С учетом новой редакции Правил доступа, — указывает Ю.Ю. Захаров, — фактически любой потребитель электроэнергии может быть признан сетевой организацией и, соответственно, не вправе отказать в предоставлении доступа к своим сетям любому обратившемуся к нему лицу» . С.А. Свирков пишет: «Смысл расширения понятия сетевой организации очевиден: таким образом создаются дополнительные возможности понуждения субъектов, для которых передача электроэнергии не была основным видом деятельности, к заключению договора на передачу электроэнергии» . ——————————— Захаров Ю.Ю. Указ. соч. С. 69. Свирков С.А. Передача электрической энергии через опосредованное присоединение // Хозяйство и право. 2008. N 1. С. 91. Отличие сетевой организации в том, что она является профессиональным участником рынка, систематически оказывающим соответствующие услуги, которые в свою очередь составляют основную часть оборота компании. И именно для сетевой организации как профессионального участника рынка договоры технологического присоединения и оказания услуг по передаче электрической энергии являются публичными, поскольку эти компании созданы для осуществления данной деятельности и не вправе отказывать или оказывать предпочтение тем или иным потенциальным потребителям. В то же время совершенно другая ситуация с иными владельцами объектов электросетевого хозяйства, которые создавали и строили свои объекты для собственных производственных и прочих нужд, и, даже если и имеют определенный резерв по транзитной мощности, не используют его для своего последующего развития. «Для специализированной сетевой организации сетевая деятельность служит основным источником получения прибыли, — пишет Ю.Ю. Захаров, — а для потребителя оборачивается ограничением его производственной деятельности, возложением дополнительных, не свойственных ему обязательств» . ——————————— Захаров Ю.Ю. Указ. соч. С. 73. Учитывая данные замечания, следует все же согласиться с тем, что нужно достаточно четко отличать сетевые организации от иных владельцев объектов электросетевого хозяйства. Для этого понятие сетевой организации необходимо дополнить указанием на то, что соответствующая деятельность должна осуществляться ею в качестве основной. При этом критерий для определения деятельности субъекта как основной уже дан в Положении об особенностях функционирования хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в области электроэнергетики преимущественно для удовлетворения собственных производственных нужд, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.06.2006 N 355 . В соответствии с пунктом 4 названного Положения субъект признается лицом, осуществляющим деятельность в области электроэнергетики преимущественно для удовлетворения собственных производственных нужд, и на него не распространяется правило о разделении по видам деятельности в электроэнергетике, если объем элект рической энергии, ежемесячно передаваемой по принадлежащим хозяйствующему субъекту электрическим сетям другим лицам, не превышает объема ежемесячного потребления хозяйствующим субъектом электрической энергии для удовлетворения собственных производственных нужд. ——————————— Собрание законодательства РФ. 2006. N 24. Ст. 2608. Однако расширительная формулировка понятия сетевых организаций не является единственной причиной ошибочной судебной практики. Подобные судебные решения принимались и до внесения рассматриваемых изменений в понятие сетевой организации. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, признавая организацию иным владельцем объектов электросетевого хозяйства, не относящимся к сетевым организациям, констатирует наличие у нее обязанности по заключению договора оказания услуг по передаче электроэнергии, а также обязанности по выдаче технических условий и осуществлению технологического присоединения в силу публичности рассматриваемых договоров . ——————————— Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.10.2007 N Ф04-6717/2007(39328-А45-23). В данном случае суд, ссылаясь на публичность договора, не учитывает особых характеристик субъекта, к которому может быть обращено требование о его заключении. Рассматривая вопрос о публичности договоров, заключаемых владельцами объектов электросетевого хозяйства, необходимо также учитывать правила статьи 426 ГК РФ, признающие публичным договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. «К числу публичных, — пишет М.И. Брагинский, — относятся договоры, в которых контрагентами потребителя выступают не все коммерческие организации (и точно так же не все индивидуальные предприниматели), а только те из них, которые по роду своей предпринимательской деятельности выполняют определенную публичную функцию» . ——————————— КонсультантПлюс: примечание. Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное). Договорное право. Кн. 1: Общие положения. 2-е изд. / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. М.: Статут, 2005. С. 255. Независимо от того, как сформулировано понятие сетевой организации, потребитель — владелец объектов электросетевого хозяйства не будет относиться к профессиональным участникам рынка услуг по передаче электрической энергии, его деятельность на этом рынке является скорее вынужденной, но никак не относящейся к основной. Следовательно, и распространение на него норм о публичности соответствующих договоров, предполагающих право любого лица требовать их заключения, недопустимо. В то же время необходимо учитывать и то обстоятельство, что допущение полной свободы договоров технологического присоединения для владельцев объектов электросетевого хозяйства создает предпосылки для злоупотребления данным правом, когда владельцы объектов электросетевого хозяйства будут игнорировать не обременяющие их предложения о технологическом присоединении, что может стать некоторым ограничением в общем развитии экономики. Давая оценку возникающим между сторонами отношениям по обеспечению владельцем объектов электросетевого хозяйства безвозмездного беспрепятственного перетока электрической энергии через принадлежащие ему сети, следует согласиться с мнением целого ряда исследователей, что «это ограничение права собственности на объекты электросетевого хозяйства, установленное законом в целях защиты интересов потребителей и предоставляющее им право пользования указанным имуществом, относится к законным сервитутам» . Действительно, с точки зрения квалификации прав, возникающих у третьего лица (субабонента) в отношении имущества потребителя, их следует определять как ограниченное пользование соответствующими объектами электросетевого хозяйства потребителя (пункт 1 статьи 274 ГК РФ). ——————————— Метельская В., Шевцов С. Установление сервитутов на инженерные коммуникации // Хозяйство и право. 2008. N 4. С. 138. В соответствии со статьей 277 ГК РФ сервитутом могут обременяться здания, сооружения и другое недвижимое имущество, ограниченное пользование которым необходимо вне связи с пользованием земельным участком. Учитывая это обстоятельство, дела о технологическом присоединении к сетям иных владельцев объектов электросетевого хозяйства также должны рассматриваться с учетом положений статей 274 — 276 ГК РФ, предусматривающих регулирование отношений по установлению сервитутов. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 274 ГК РФ сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также других нужд собственника недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута. Данные нормы, в отличие от норм о публичном договоре, наиболее подходят для регулирования рассматриваемых отношений между двумя равноправными субъектами предпринимательской деятельности. В соответствии с пунктом 3 статьи 274 ГК РФ в случае недостижения соглашения об установлении или условиях сервитута спор разрешается судом по иску лица, требующего установления сервитута. Изложенная позиция в той или иной степени уже получила свое отражение в судебной практике. По иску ООО «Рефанд+» к ООО «Инвестаренда Сервис» о понуждении к заключению договоров на пользование электрической энергией и на подачу тепловой энергии арбитражный суд указал, что при отсутствии иной возможности подключения к сетям энергоснабжающих организаций, кроме как через сети ответчика, истец вправе требовать установления частного сервитута в области градостроительства в отношении принадлежащих ответчику инженерных коммуникаций с последующим заключением договоров с энергоснабжающими организациями, но не требовать понуждения ответчика к заключению договоров, являющихся предметом рассмотрения по данному делу . ——————————— Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.11.2006 по делу N А55-1457/2005-46(7). Однако в любом случае должна быть установлена невозможность присоединения потребителя иным образом, например, к сетям ближайшей территориальной сетевой организации, дана оценка возможным затратам на организацию альтернативного технологического присоединения и степени обременения имущества лица, в отношении которого такое обременение (по технологическому присоединению) устанавливается. В случае же признания договора технологического присоединения для иных владельцев объектов электросетевого хозяйства публичным право требовать заключения такого договора ничем не обусловлено. От заявителя не требуется никаких доказательств и обоснований ни экономической, ни технической необходимости технологического присоединения именно к сетям соответствующего потребителя — владельца объектов электросетевого хозяйства. Таким образом, следует как в законодательстве, так и на практике четко разграничивать профессиональные сетевые организации и иных владельцев объектов электросетевого хозяйства; учитывать особенности правового регулирования иных владельцев объектов электросетевого хозяйства в электроэнергетике, признавая за ними право, а не обязанность по осуществлению ими технологического присоединения к своим сетям; применять при рассмотрении дел о технологическом присоединении к сетям иных владельцев объектов электросетевого хозяйства положения статей 274 — 276 ГК РФ о сервитутах, а также дополнить Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, утвержденные Постановлением Правительства от 27.12.2004 N 861, специальными критериями и условиями, при которых допускаются требования третьих лиц к иным владельцам объектов электросетевого хозяйства, не относящимся к профессиональным сетевым организациям. Краснопольский С.О., соискатель кафедры коммерческого права юридического факультета СПбГУ.

Филиал ПАО «Ленэнерго» «Санкт-Петербургские высоковольтные электрические сети»

Подстанция «Волхов–Северная» осуществляет электроснабжение Санкт-Петербурга как и раньше на напряжении 35 и 6 кВ, а также прилегающего района на напряжении 220 и 110 кВ. В скором времени она будет переведена на класс напряжения 330 кВ после комплексной реконструкции.

Линия электропередачи Волхов – Ленинград. На базе оборудования этой, одной из первых в стране линии электропередачи 110 кВ, начало складываться и развиваться электросетевое предприятие — Ленинградская Высоковольтная сеть (ЛВС) Ленэнерго.

Вместе с этим в 20-х годах в Ленинграде активно строились и вводились в работу новые подстанции и линии электропередачи, среди которых ПС 35/6 кВ «Выборгская» (№ 11), «Петроградская» (№ 12), «Волхов – Василеостровская» (№ 13) — они работают и сегодня.

19 декабря 1933 года состоялся торжественный пуск первого гидроагрегата Нижне-Свирской ГЭС — уникальной электростанции, впервые построенной на плывущем грунте. Энергия ГЭС передавалась в Ленинград на подстанцию «Чесменская» по впервые сооруженной в нашей стране ЛЭП 220 кВ, протяженностью в 240 км. Уже 15 сентября 1936 года Нижне-Свирская ГЭС имени Г. О. Графтио была принята в промышленную эксплуатацию с мощностью 96 МВт.

За годы довоенных пятилеток были введены в строй подстанции 110 кВ в Бокситогорске (№ 32) и линия 110 кВ Волхов – Бокситогорск протяженностью около 100 км, в Рогатке (№ 31) с подстанциями и линями 35 кВ для электроснабжения Тесовских торфоразработок, две подстанции с линями 35 кВ Ларьяновского торфопредприятия и другие.

На конец 1940 года общая протяженность высоковольтных линий электропередачи 35–220 кВ составила 2 290 км.

Наряду с количественным ростом высоковольтных сетей проводилась большая работа по улучшению их технического состояния: совершенствовалась релейная защита, повышалась грозозащита воздушных линий и подстанций, модернизировались выключатели.

Во время Великой Отечественной войны Ленэнерго в целом понесло значительный ущерб — потеряны две трети мощности энергосистемы, более 1 000 км линий 110 и 220 кВ, все загородные подстанции 35 и 110 кВ. В целом с 1941 по 1944 год на объекты энергосистемы было сброшено свыше 1 000 зажигательных бомб и более 300 фугасных.

8 сентября 1941 года вокруг Ленинграда замкнулось кольцо блокады, а в декабре было принято решение о восстановлении Волховской ГЭС для передачи электроэнергии со станции в осажденный город.

К концу 1942 года протяженность линий электропередачи составляла лишь 14% довоенной, сократилось количество и мощность подстанций ЛВС. Основная часть сетей была захвачена или разрушена фашистскими войсками. Однако, невзирая на тяжелейшие условия военного времени, сетевики обеспечивали электроснабжение Ленинграда. 23 сентября 1942 года стал днем прорыва энергетической блокады.

Энергетики построили кабельную линию и проложили ее по дну Ладожского озера в самом узком месте водоема (23,5 км) и уже 23 сентября 1942 года в Ленинград стала поступать энергия восстанавливаемой Волховской ГЭС.

Зимой, всего за 12 дней, была построена уникальная воздушная линия электропередачи 60 кВ через Ладогу — опоры с изоляторами были вморожены прямо в лед озера. Протяженность линии с восточного берега до подстанции в Коккорево составила порядка 30 км. Линию включили 13 января 1943 года и электроснабжение города значительно улучшилось. Демонтирована же «Ледовая линия» была только по весне, за это время Ленинград получил по ней около 30 млн. кВтч электроэнергии.

Примененные при строительстве этой линии технические решения, такие как перевод на больший класс напряжения и многократное секционирование для повышения ремонтопригодности, не теряют своей актуальности и в настоящее время.

Уже весной 1944 года была смонтирована наземная линия электропередачи от Волховской ГЭС до Ленинграда, а летом начат ремонт городских сетей освещения. В августе 1944 года Волховская ГЭС была полностью восстановлена.

Героический труд аварийно-восстановительных сетевых бригад обеспечивал работу высоковольтных сетей, несмотря на разрушения, вызывавшиеся непрерывными обстрелами и бомбежками. Коллектив ЛВС потерял многих работников, погибших на рабочем месте или ушедших на фронт и отдавших жизнь с оружием в руках.

За свой героический труд в годы войны отмечены правительственными наградами руководители предприятия — директор П. П. Лычев, главный инженер Л. Д. Наумовский и руководители подразделений — Ф. Н. Антропов, А. В. Иванов, Н. В. Большаков, А. И. Семенченко и многие другие.

Работы по восстановлению разрушенного сетевого хозяйства были завершены уже в 1947 году, а уже в 1949 году энергосистема достигла довоенного уровня по мощности и выработке электроэнергии. В последующие годы строительство новых электростанций, развитие электрических и тепловых сетей, продолжилось.

Так нельзя не отметить знаменитое «кольцо» ВЛ 35 кВ по Всеволожскому и Кировскому районам, планомерно созданное в послевоенные годы: построенные подстанции напряжением 35 кВ №№ 727, 728, 726, 632, 636, 633, 635, 720 распределили энергию Дубровской ГРЭС по Ленобласти от Мги до Борисовой Гривы. Они все работают и сейчас, но сегодня в этом «кольце» уже 18 подстанций, включая тяговые и абонентские.

К середине 60-х годов сети ЛВС наряду с Ленинградской, охватили также Псковскую и Новгородскую области, были осуществлены связи на напряжении 110 и 220 кВ с соседними энергосистемами Калининской области, Карелии и Эстонии.

В 1964 началось формирование основной системообразующей электрической сети напряжением 330 кВ — были введены подстанции «Восточная» (1964 год), «Южная» (1968 год) и «Чудово», созданы связи энергосистем Северо-Запада между собой и с Центром. Были сооружены воздушная линия электропередачи и подстанция 750 кВ «Ленинградская», обеспечившая выдачу мощности Ленинградской и Калининской атомных электростанций.

Также были освоены маслонаполненные высоковольтные кабели, продольная компенсация реактивной мощности в сети 110 кВ, проведена комплексная автоматизация производственных процессов, телемеханизация управления и многое другое.

В 1982 году была построена ПС 330 кВ «Колпино», давшая мощность крупным промышленным, транспортным и строительным предприятиям Колпинского района, который развивается и в наши дни. В 1986 году была введена в работу ПС 330 кВ «Западная», которая стала основным источником электроснабжения Красносельского, Кировского и Московского районов. В этом же году для электроснабжения Северных очистных сооружений была построена ПС 330 кВ «Северная», но динамичное развитие севера города (строительство новых жилых микрорайонов и промышленных предприятий) обусловило необходимость реконструкции энергообъекта с вводом дополнительных мощностей.

В целях облегчения эксплуатации разрастающегося электросетевого хозяйства энергосистемы и обеспечения ускоренной электрификации сельского хозяйства начала осуществляться передача объектов из состава ЛВС территориальным электросетевым предприятиям Ленэнерго. В результате до середины 80-х годов для ЛВС было характерно постепенное сокращение радиуса обслуживания с сохранением примерно постоянного объема, традиционно выражаемого в условных единицах.

Период времени конца 80-х – начала 90-х годов нанес энергосистеме ущерб, который ощущается до сих пор. Неплатежи, взаимозачеты, последовавшие за этим недоремонт и замораживание строительства новых энергообъектов не могли пройти для отрасли незамеченными.

В 2000–2005 годах в Петербургской энергосистеме построили 5 новых системообразующих подстанций 110 кВ и реконструировали десятки тысяч километров электрических сетей.

С 1 января 2004 года предприятие Высоковольтной сети передало персонал и электросети напряжением 35, 110, 220 и 330 кВ в филиал ОАО «Ленэнерго» «Пригородные электрические сети». Позже сети 220 и 330 кВ были выделены в состав Ленинградского ПМЭС.

Таким образом, правопреемником Ленинградской высоковольтной сети с 2004 по 2012 годы стал филиал ОАО «Ленэнерго» «Пригородные электрические сети».

В условиях роста нагрузок Санкт-Петербурга, а также повышения требований к обеспечению бесперебойного и более эффективного электроснабжения мегаполиса был разработан и реализован в 2012 году проект реструктуризации филиалов ОАО «Ленэнерго».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *